Официальный сайт Марии Казначеевой (Жойдик) - актрисы театра Романа Виктюка
Главная Интервью Фотографии Видео Гостевая Ссылки Контакты
Интервью

COSMOPOLITAN Россия - январь 2008г.

"МАРИЯ КАЗНАЧЕЕВА. Звезда Романа"

Пермячка Мария Казначеева уехала в Москву и состоялась как актриса именно там. Вся страна знает ее как Волчицу из одноименного сериала. Сейчас Маша играет в театре Романа Виктюка, а еще путешествует по миру. При этом поддерживает дружбу со всеми пермскими подругами и, как и раньше, души не чает в друзьях-однокурсниках.

COSMO Ты ведь родом из Екатеринбурга?

МАРИЯ Да, я родилась там и три года прожила. Единственные воспоминания о том периоде – шторы в синюю клеточку и какая-то решетка, за которую я все время пыталась выкарабкаться. Как потом поняла, это были перегородки моей кроватки. А потом моего папу пригласили работать в пермский ТЮЗ, и мы переехали туда. Меня отправили в детский сад. Помню, как я гуляла во дворе в красном комбинезоне до полуночи, а папа выглядывал в форточку и кричал грозным голосом на весь двор так, что все очень пугались: «Маша, домой!» И я бежала на пятый этаж домой, потому что понимала: иначе строго накажут. Пару раз заводила в подъезде рядом с квартирой щенят (у меня аллергия на собак, так что в доме держать собачек я не могла), носила им еду, стелила коврики, приручала, за что меня родители и наказывали. Зато дома можно было держать рыбок и черепаху Феню, которую не так давно я забрала у своей сестры из Нижнего Тагила. Феня до сих пор скитается со мной по всем общежитиям, квартирам, командировкам, гастролям. А потом я пошла в школу…

C …случайно не в 11-ю?

М Именно в 11-ю!

C Там Гавр из Comedy club учился, мы с ним недавно делали интервью!

М О, мы с Гавриком Гордеевым с тех пор и знакомы! Я училась на класс старше, а он был в меня влюблен. Ребята все время меня приглашают в клуб, но я все никак не соберусь. Даже один раз пообещала, они меня заманили тем, что придумали шутку по поводу «Волчицы». А я вот не пришла!

C После школы ты отправилась в Москву.

М Да, тогда мне было 16 лет, и казалось, что все мне подвластно в этой жизни. И что, конечно, меня, такую замечательную и талантливую, все ждут с распростертыми объятиями. Я всегда понимала, что Пермь – замечательный город, там замечательные люди. И даже пришла поступать в Пермский театральный институт, где проводили набор Олег и Лидия Выходовы, заслуженные актеры Пермского драматического театра. Для меня они – дядя Олег и тетя Лида. И они мне сказали: «Попробуй поехать в Москву, если нет – возьмем тебя к себе». И я поехала. Поступила сразу и в ГИТИС на режиссерско-актерский курс, и в Щепку – на актерский, а еще у Олега Табакова я дошла до конкурса, а еще документы уже лежали во МХАТе. И вот я стала студенткой Щепки.

C Но ты же хотела стать журналистом!

М Хотела, но вот просто не дошла до МГУ. Да и потом, раз меня актерская профессия приняла, я решила, что буду актрисой!

C Что за время учебы в твоей жизни произошло важного?

М Самое главное, я уверена, еще впереди: все ступеньки, даже самые маленькие, обязательно куда-то ведут. А тогда… Тогда я влюблялась! И все больше в людей, которые старше меня и которые не имеют отношения к актерской профессии. Мне казалось, что, общаясь с ними, я не выпадаю из реальности. Потом поняла: мне вообще больше ничего не интересно, кроме профессии, и я хочу общаться только с актерами. Переключилась на однокурсника. А вот сейчас думаю, что надо опять как-то выруливать обратно, потому что я ничего вокруг не вижу, кроме театра и кино. А жизнь, она такая замечательная и многообразная!

C Может, попробовать себя еще кем-то? Журналистом, скажем.

М Я об этом думала. Но и работа на ТВ, и в журналистике – это все равно очень близко актерской профессии. Я бы, наоборот, пошла, к примеру, в дантисты и лечила бы людям зубы. Мне хочется попасть в абсолютно другую реальность и понять, как живут обычные люди.

C А как ты попала к Роману Виктюку?

М Я как раз закончила Щукинское училище. А мой молодой человек, артист «Ленкома», репетировал у Виктюка. Там проходил конкурс на роль главной героини Елены в спектакль «Сон в летнюю ночь», который ставил Игорь Селин, питерский режиссер. Я приехала, попробовалась, начала репетировать. Потом пришел Роман Григорьевич и посмотрел первый акт. У него как раз одна актриса ушла в декрет, и он предложил мне сначала главную роль в спектакле «Давай займемся сексом». А потом ввел меня в актерскую труппу в «Последнюю любовь Дон Жуана». И вот сейчас я наконец-то репетирую «Восемь женщин». Виктюк очень тонкий психолог, он видит людей насквозь, он и женскую психологию настолько чувствует и понимает! Как актрису сначала он тебя уничтожает полностью, а потом поднимает – и вот ты уже гениальна.

C Тебя он уже уничтожил?

М Еще пока нет, он пока ко мне, как к ребенку, относится. Но, я уверена, мне еще что-то такое предстоит! В Перми, когда мы играли в Оперном театре, Виктюк вывел меня в центр сцены (а большинство зрителей были свои, там были мои мама и папа) и сказал: «Спасибо пермской земле за такой талант». Люди начали вставать, что меня удивило, папа вообще раскраснелся, и это было очень трогательно.

C Тебя как-то по-особенному воспитывали родители? Или Дягилевская гимназия дает о себе знать?

М Да, гимназия многое мне дала, но базу все равно заложили родители. Тот еще стержень! У меня очень строгая интеллигентная семья, я росла в довольно жестких условиях. Это в Москве, уже когда одна осталась, я разошлась. В 16 лет одной оказаться в таком городе!

C Да еще и жить в общежитии…

М Нет, я сначала снимала комнату. А уж потом, когда сказала хозяйке квартиры, что влюбилась и буду тут теперь жить с парнем, а она отказала мне, вот тогда я и переехала в общагу. Романтика новой жизни меня не прельщала: общественный туалет, безумный курс, который отмечал все праздники... Но все равно студенческие годы – это замечательно.

C А в себе были разочарования?

М Все через это проходят. Мне всегда давали играть взрослых тетенек, графинь каких-то, а я мечтала сыграть Джульетту. Но поскольку на курсе я была самая длинная, то в дипломном спектакле пятеро моих однокурсников играли моих детей, а я играла их маму. Вот это мне не очень нравилось.

C Но вот учеба кончилась, начался театр. Было что-то похожее на ступор при первых выходах на сцену?

М Были непростые ситуации. Один раз на сцене в спектакле мы с партнершей, как требовал сценарий, должны были выпивать вино – тост за тостом. Обычно в бутылку наливают вишневый сок, а тут… Я поднимаю тост, делаю глоток и понимаю, что это вино. Со сцены я не могу уйти – и в результате с партнершей мы напиваемся, первый акт играем очень тяжело. Вот тогда в антракте я кричала на первокурсников, которые готовили нам реквизит и решили подшутить!

C Сейчас в кино снимаешься?

М Есть предложения в сериалах сниматься, но после полутора лет съемок в «Волчице» я не хочу больше играть в сериалах. Я очень устала от них, они сильно отличаются от профессионального кино. В кино мы по 4 часа репетировали одну сцену, которую снимали 1,5 минуты. А в «Волчице» все шло с одного дубля. Двенадцать часов съемок в день, большинство людей на съемочной площадке не имели отношения к профессии. За полтора года сменилось пять режиссеров, и каждому я объясняла, что произошло за это время с моей героиней, почему она не может себя вести так, и т.д., и т.п.

C Ну а как дела с личным – семья, дети?

М Детей пока не планирую. Надо сначала встретить достойного молодого человека, от которого я захотела бы иметь ребенка. Пока не встретила, пока все для себя. Сейчас я понимаю, что с того момента, как появится ребенок, я буду отдаваться ему полностью, каждую секунду буду о нем думать. И что моя жизнь больше не будет принадлежать мне. Понимаю, что этот момент все равно приближается, но мне надо сначала встать на ноги. Профессия у нас жестокая в этом смысле: если попадаешь в струю, то лучше из нее не выпадать: ушла – и нашли тебе замену. Так что я сначала займу свою нишу, получив право уйти из профессии для воспитания малыша. К тому же я хочу, когда рожу ребенка, уйти на два-три года.

C Представь, что ты в Перми. Куда первым делом направишься?

М Сначала домой – целый вечер в беседах. Потом обязательно зайду в школу. Раньше собирала весь класс. Мне это всегда было интересно, потому что в памяти мои одноклассницы остались девочками, которых дергали за косички. Например, Катя Гладышева, у которой была коса ниже попы. А я все время сидела с мальчишками сзади. И мы всегда смотрели на эту косу и мечтали, что однажды ее обрежем. И теперь, когда я приезжаю, спрашиваю: «Ну что, Катя подстригла свою косу?» Нет. И сейчас у нее коса ниже колен.

C А после школы куда пойдешь?

М Школа находилась на улице Пушкина, я прямо ее вижу, как сейчас, вижу баню №2, куда мы ходили каждую неделю. Парк Горького был замечательный, где проходили наши уроки физкультуры и где я каталась на коньках, бегала по стадиону каждое утро. Я считаю Пермь родным городом, а в Свердловске у меня прошло совсем уж бессознательное детство. Сейчас у меня в Екатеринбурге живут бабушка с дедушкой, которых я очень люблю, к ним обязательно поеду. У меня вообще один и тот же всегда маршрут: я лечу в Пермь, потому сажусь в поезд и еду в Екатеринбург к бабушке с дедушкой. Оттуда три часа на автобусе до Нижнего Тагила, ко второй бабушке, провожу там 2-3 дня, чувствую себя ребенком, любимой внучкой, отъедаюсь блинами и всякими домашними прелестями.

C Где еще бываешь, кроме исторической родины?

М Я стараюсь каждый год путешествовать по миру. В прошлом году была в Португалии. В каждой стране я ищу новые ощущения, потому что здесь чувства за год притупляются, тем более что Москва суетливый город. Еду путешествовать не по путевкам, а с друзьями, автостопом по Франции, Испании, Португалии. И я всегда ищу такое место на природе, где я действительно могу остаться одна. В прошлом году это было в Лиссабоне: я сидела на скалистом выступе над океаном, смотрела на океан и понимала, что все вокруг настолько проходящее, и что ты на самом деле ничего из себя не представляешь, ты маленькая песчинка в этой жизни. Когда я это понимаю, тогда сразу хочу еще целый год работать и пытаться-пытаться куда-то прорваться дальше. Или на Байкале я тоже ощутила себя на краю цивилизации и, скажем так, духовно очистилась. Я четко поняла: природа останется, а мы все умрем. И от одной этой мысли мне захотелось жить!

ВИКТЮК СНАЧАЛА УНИЧТОЖАЕТ ТЕБЯ КАК АКТРИСУ, ПОТОМ ПОДНИМАЕТ. И ВОТ ТЫ УЖЕ ГЕНИАЛЬНА!







Газета "Бульвар Гордона". №4 (92) 23 января 2007
"Волчица" Мария КАЗНАЧЕЕВА: "Узнав, что я поменяла цвет волос, Виктюк чуть не выгнал меня из театра".

Звезда актрисы Театра Романа Виктюка Марии Казначеевой взошла благодаря сериалу "Волчица". С тех пор как начали ее ежедневно показывать по телевизору, жизнь "девочки с Урала" (Маша родом из Екатеринбурга) резко изменилась: зрители буквально не дают ей прохода. И все бы ничего, но они не видят разницы между актрисой и ее героиней. Поэтому неплохо было бы познакомиться с Казначеевой поближе и, как говорится, расставить все точки над "i".

"ЗРИТЕЛЕЙ СОВЕРШЕННО НЕ ВОЛНУЕТ, КТО Я И КАК МЕНЯ ЗОВУТ НА САМОМ ДЕЛЕ"

- Маша, очень часто зрители отождествляют актеров с их персонажами...

- Недавно я с Театром Романа Виктюка была на гастролях в Архангельске. После спектакля, чудовищно уставшие, с чемоданами, мы шли к служебному входу, где нас ждал автобус. А там, в небольшом "аквариуме", сидела вахтерша. Увидев меня, она, неожиданно для всех, высунулась из него почти наполовину, схватила меня за руку и как закричит: "Настя, почему ты не посмотрела кассету?!". И я, как говорится, на автомате, не задумавшись, ответила: "У меня не было адаптера!".

Все присутствующие долго смеялись, а потом сказали: "Маша, ты сошла с ума!". Но что я могу поделать, если все бабушки, которые смотрят сериал, называют меня Настей?! А сколько раз меня спрашивали, когда же, наконец-то, у меня появится ребенок. Как вы понимаете, речь снова шла не об актрисе Казначеевой, а о ее героине. И зрителей совершенно не волнует, кто я и как меня зовут на самом деле. Недавно пришло очень трогательное письмо от старушки: "Настя, я так за вас переживаю! Знаете, это ведь Комов убил Лизу, а сам момент преступления записан на кассете!". И затем на четырех страницах она мне (!) раскрывает все сериальные секреты. Для меня это было большим потрясением. Насколько же люди верят тому, что видят на экране, если не понимают: я - актриса и все это знаю! Но, с другой стороны, какое счастье знать, что люди живут нашей картиной, что она продлевает им жизнь, дарит приятные эмоции.

- Сериалы снимают в очень напряженном ритме - говорят, этот темп способен довести актера до нервного срыва. Вам, как исполнительнице главной роли, наверное, трудно приходится?

- Я уже привыкла. Когда училась в "Щуке", у меня тоже был очень наполненный делами и событиями график, я просто не успела из него выпасть. Слава Богу, не знаю, что такое сидеть без работы. Мне вообще повезло: после окончания института два месяца проработала в театре, много репетировала. Потом меня забрали на съемки. График у нас действительно напряженный - я работаю 20 дней в месяц по 12-13 часов в день. До этого снималась в так называемом "полном метре" - там все происходит гораздо размереннее и обстоятельнее. А здесь каждый день надо отснять 20-30 минут экранного действия, практически все сцены идут с одного дубля, цейтнот ужасный! Но делать нечего, мы работаем под эфир. Очень устаешь еще и оттого, что нужно постоянно повторять один и тот же текст. Да и мою работу в театре никто не отменял: бывает, прилетаю из Киева в Москву и тут же сажусь в поезд, чтобы ехать куда-то на гастроли. А там каждый день переезд в другой город. Конечно, бывает очень тяжело. Но, несмотря на усталость, безумно интересно! Не каждому актеру удается работать одновременно и на сцене, и в кино. К тому же я понимаю, что жизнь коротка и, пока возраст и здоровье позволяют, надо брать от нее все.

- На главную роль в "Волчице" был строгий отбор?

- Сначала - долгий кастинг в Киеве, потом в Москве. Уж очень сложная задача стояла перед съемочной группой: им нужна была актриса, которая смогла бы сыграть и наивную дурочку, и стерву, настоящую волчицу, в которую моя героиня превращается по ходу действия. Трудно найти человека, способного передать эти две крайности. Перепробовали огромное количество девочек, а в результате буквально за два дня до съемок утвердили меня.

- У вас получилось сыграть стерву?

- Как раз сейчас мы снимаем сцены, где произошло превращение... Честно говоря, я свою героиню оправдала абсолютно во всем: жизнь ее такой сделала! Не знаю, как бы я повела себя на ее месте, а стало быть, и осуждать не могу. И подробностей следующих серий я вам не расскажу, а то неинтересно будет смотреть.

"НА КУРСЕ Я БЫЛА ПЕРЕРОСТКОМ, И ВСЕ МЕНЯ НАЗЫВАЛИ МАМОЙ"

- "Волчица" - ваша первая роль в кино, и сразу же такой успех. Родители, наверное, очень за вас рады?

- Сейчас да. А ведь когда-то они и слышать не хотели о моем намерении стать актрисой. И это несмотря на то, что мой папа - театральный художник, работал сначала в театрах Свердловска, потом в Перми. То есть тяга к лицедейству у меня на генетическом уровне. Но родители хотели, чтобы я получила серьезное и, на их взгляд, приличное образование - стала переводчицей или историком. А я сделала по-своему...

- Как же они вас в Москву отпустили?

- А я уехала тайком - мне тогда было всего 16 лет. И только когда поступила в Щепкинское училище, сообщила об этом папе с мамой.

- Вы поступили с первого же захода?

- Не совсем... Как любую провинциалку, Москва встретила меня неприветливо. Дело в том, что я очень хотела в Щукинское училище (у нас в Пермском театральном институте преподавали педагоги из "Щуки", они были уже заслуженные-перезаслуженные, профессора, просто когда-то по распределению попали на Урал). Но в тот год не прошла по конкурсу, а вот в Щепкинское меня взяли.

- А какая разница - "Щепка" или "Щука", неужели эти учебные заведения так отличаются друг от друга?

- Что вы, Щукинское гораздо престижнее! К тому же это две совершенно разные театральные школы, "Щепка" гораздо академичнее (читай - скучнее). А в "Щуке" можно что-то искать, экспериментировать, да и вообще считается, что после нее не пропадешь. Мне повезло, я попала в мастерскую к замечательному педагогу Михаилу Борисовичу Борисову. Зрители знают его как ведущего "Русского лото", а он - прекрасный актер, режиссер и профессор "Щуки". Правда, на курсе я оказалась... переростком, потому что была старше и выше всех. Играла взрослых женщин - мам, графинь, а сама втайне мечтала о Джульетте. В дипломном спектакле мне досталась роль прошедшей войну 40-летней женщины, а пятеро моих однокурсников играли моих детей.

- Они вас, наверное, потом и в жизни называли мамой?

- Это была моя кличка на курсе! Ну, и что тут такого, я действительно обо всех заботилась. И только в театре все изменилось, тут мне уже стали давать роли, соответствующие возрасту.

- А как вы к Виктюку попали?

- Питерский режиссер Игорь Селин (кстати, у вас в Театре имени Леси Украинки он поставил "Маскарад") репетировал в Театре Виктюка "Сон в летнюю ночь". Искали Елену, и кто-то из знакомых порекомендовал меня. Я пришла, попробовалась и осталась репетировать. Потом пришел Виктюк, посмотрел и, видимо, остался доволен, потому что ввел меня сначала в один спектакль - "Последняя любовь Дон Жуана" (кстати, осенью мы должны привезти его в Киев), а потом в другой - "Давайте займемся сексом!".

- Как вам с ним работается?

- Виктюк - потрясающий человек, я его просто обожаю! Он настолько хорошо чувствует женскую природу! Конечно, у него своя, уникальная специфика. Но, наверное, каждый великий режиссер чем-то отличается от других. И мне кажется, тут самое главное - не пугаться, а доверять, потому что он лучше знает, куда тебя ведет. Роман Григорьевич ведь темпераментный, его захлестывает, а репетирует он довольно жестко. А все легенды, которые о нем ходят, - чистая правда! Сам он с юмором к ним относится и любит играть не только на репетициях, но и в жизни, потому что по природе своей - актер.

- А ваша личная жизнь наладилась?

"Я ЗАШЛА В КАБИНЕТ К ЮРЕ ГОРБУНОВУ, И ОН МНЕ СКАЗАЛ: "НАСТЯ, ВЫ БЕРЕМЕННЫ!"

- Сейчас в Киеве вы проводите большую часть своего времени. К городу уже привыкли?

- Он мне очень нравится, я бы с удовольствием здесь жила - мне даже советуют купить квартиру, благо в наше время это совсем нетрудно. И люди у вас замечательные, гораздо более добрые и открытые, чем у нас, в России. Но, к сожалению, все режиссеры театра и кино сосредоточены в Москве, а я хочу заниматься профессией. К тому же мне здесь очень трудно, потому что я... совсем одна. Молодых актеров в "Волчице" очень мало, да и снимаются они не так уж часто.

- Неужели ни с кем на съемках не подружились?

- Очень хорошие отношения сложились у меня с Виктором Александровичем Вержбицким, который играет главного злодея - Комова. Он не только прекрасный профессионал, но и человек хороший, я его люблю, восхищаюсь им. Съемочная группа относится ко мне хорошо, все помогают, опекают - у нас на площадке вообще замечательный микроклимат, мы ощущаем себя одной семьей. Но когда работа заканчивается, мне становится так одиноко.

В Москве я занимаюсь массой самых разных вещей, а здесь чувствую себя отрезанной от жизни. Раньше в свободное время я ездила гулять в центр города, сейчас же порой просто не знаю, куда себя деть. Жалею, что не репетирую сейчас ничего нового. И боюсь, как бы меня не забыл Роман Виктюк: я ведь только попала в его коллектив и сразу же надолго уехала. Режиссеры этого не любят.

- Как он вас вообще отпустил? У актера Театра Виктюка Дениса Харитонова (он играл в сериале "Исцеление любовью") были с этим большие проблемы...

- Знаю, что Роман Григорьевич не хотел отпускать его на съемки. И сейчас Дениске нелегко, можно сказать, что Роман Григорьевич его еще не простил. Харитонов нигде больше не снимается, а в театре ему Виктюк не дает ролей. Я тоже с трудом вырвалась - из Киева звонили, выпрашивали меня... Но у нас с Денисом разные ситуации. Он закончил театральный институт в позапрошлом году, и уже с сентября у него начались съемки, так что даже ввестись ни в один спектакль не успел. А у меня киноработа пошла в прошлом ноябре, за два месяца Виктюк дал мне две большие роли, их уже никто не отнимет. Поэтому из театрального процесса я не выпала - и в Москву езжу играть спектакли, и на гастроли. Что же до моего киевского одиночества, то в нем я вижу не только отрицательную, но и положительную сторону - моя героиня тоже совсем одна в этой жизни, поэтому я могу прочувствовать ее состояние. Так что эмоции работают на роль - я даже чувствую себя не Машей Казначеевой, а... Настей.

- Так уж прямо и Настей?!

- Нет, конечно, раздвоением личности я не страдаю, и до шизофрении мне пока далеко. В любом случае ты смотришь на образ со стороны, что, правда, не мешает тебе с ним сродниться.

- А как часто вам приходится мучиться во имя роли?

- Актерская доля - сплошное страдание! Соглашаясь на участие в сериале, я не знала, что одним из действующих лиц будет лошадь. И вот приблизительно через неделю после начала съемок читаю сценарий, где прописан эпизод с этим животным, да еще с ремаркой: "Настя целует лошадь"! Все бы ничего, но у меня аллергия на животных. Причем не только на лошадей, но даже на кошек и собак - сразу же начинается насморк, поднимается температура, слезы льются градом.

- Как же вы выходите из положения?

- Принимаю таблетки, например, супрастин. Избавиться от лошади нельзя, по сути дела, это единственная подруга моей героини, которая переживает с ней все удары судьбы. Именно к ней Настя все время приходит и говорит: "Варварушка, только ты одна меня и понимаешь!". Поначалу мы с ней тяжело привыкали друг к другу, потом даже подружились. Я все время сочувствую ей - животным на съемках трудно, очень уж обстановка нервная: все вокруг кричат, от софитов очень яркий свет.

Поскольку лошади это не нравилось, а никакой режиссер для нее, естественно, не указ, первое время она просто разворачивалась и уходила с площадки. Съемку приходилось приостанавливать. Я Машу жалею и постоянно приношу ей то сахарок, то морковку. В фильме лошадь зовут Варварой, а в жизни... Машей, как и меня.

- Верхом ездите?

- Научилась, хотя до картины мне ни разу не доводилось этого делать. И все нормально, на дыбы кобылка не встает. А еще ради съемок мне пришлось поменять цвет волос. От природы они у меня светлые, но авторы "Волчицы" решили, что такая сильная и смелая женщина не может быть блондинкой. Правда, когда об этой смене имиджа узнал Роман Григорьевич, то чуть не выгнал меня из театра. Слава Богу, потом сменил гнев на милость.

- Все проблемы и проблемы! А что-нибудь веселое у вас на съемках бывает?

- Конечно! Однажды мы с вашим прекрасным актером Юрой Горбуновым чуть не умерли со смеху! Вообще, Юра - единственный человек, который может меня расколоть. Мне такие партнеры еще в жизни не встречались, обычно все вокруг хохочут, а я держусь. А тут...

Правда, и ситуация получилась абсурдная. У нас ведь как бывает: приезжает актер на площадку - снимаются сразу все сцены с его участием, даже если они предназначены для разных серий. И вот в первом эпизоде моя героиня заходит в кабинет к доктору (его как раз и играл Юра), и тот говорит: "Настя, у вас никогда не будет детей!". Я плачу. Потом меня переодевают, загримировывают следы слез, я опять захожу к нему в кабинет, и он говорит: "Настя, вы беременны!". И я опять плачу. Разве тут можно удержаться от хохота?

- Как долго еще будет идти "Волчица"?

- Сначала планировалось 130 серий, и еще в июне нынешнего года мы должны были закончить сьемки. Но из-за высоких рейтингов срочно дописали еще 100 серий, так что подготовительная работа продлится до декабря. А идти сериал будет гораздо дольше.

- Вы случайно не знаете, чем все закончится?

- Этого пока никому не известно...

- Потом, наверное, скучать будете?

- Надеюсь, появится что-то новое!







Общественно-политическое издание "Народная Весть"

Мария Казначеева готова на жертвы ради любви

31 Октября 2006

Кто такая Настя Морозова? Добрая половина телезрителей немедленно вспомнит, что это - главная героиня сериала <Волчица>. Телехит, идущий по каналу <Россия> и уже приблизившийся к 200-й серии, прочно утвердился в <десятке> самых рейтинговых программ ТВ. Многие читатели просили нас о встрече с исполнительницей главной роли Марией КАЗНАЧЕЕВОЙ. Нашему корреспонденту удалось пообщаться с восходящей звездой на съемочной площадке сериала.

- Маша, расскажите, как вы стали <волчицей>?

- Съемки начались в августе прошлого года, но до ноября не могли найти актрису на главную роль. К этому времени я окончила Щукинское училище, и мой педагог Анна Леонардовна Дубровская меня порекомендовала. Роль очень непростая в психологическом плане. Ведь в начале истории моя Настя - наивная девочка, которая все время плачет. В конце же фильма она становится настоящей волчицей - женщиной, умеющей постоять за себя и свои интересы.

- Вас утвердили сразу?

- Да, была всего лишь одна поправка к моему образу: из блондинки я перекрасилась в шатенку. Потому что волчица априори не может быть светловолосой!

- Это ваша первая работа в кино?

- Нет, на четвертом курсе я снялась в картине Валерия Огородникова <Территория. Остров надежд>. Это он снял нашумевшие фильмы <Взломщик>, <Барак> и другие. А пару месяцев назад Валерий Геннадьевич умер от рака крови: Но мы успели сделать озвучку, скоро фильм появится на экранах.

МАША С МИХАИЛОМ МАМАЕВЫМ: идут к окончательному счастью уже 180 серий

- Сколько часов длится съемочный день?

- По-разному: от шести до 15. Да, тяжело. Я все-таки привыкла к академической школе, к репетициям, чего на съемках сериалов просто не бывает.

- Сложно было первое время?

- Конечно. Зима, жуткий холод, я еще не чувствую камеры, света! Отсмотрев первые серии, ужасно расстроилась. Мне казалось, что все не так, как надо!

- Партнеры помогали?

- Я никого ни о чем не спрашивала! Важно было самой понять и во всем разобраться. Мне интересно работать с Виктором Вержбицким - это мой любимый партнер на площадке. Хорошая школа - сниматься вместе с Виторганом, Булдаковым, Лобоцким, Нильской, Долинским. Все они - суперпрофессионалы.

- Какие эпизоды оказались для вас самыми трудными?

- По сюжету, у Насти есть любимая лошадь Варвара, с которой она разговаривает как с человеком. А у меня аллергия на лошадей! Но мы все же вышли из ситуации, я даже научилась ездить верхом! Были сложности, когда снимали роды Насти. Теоретически я представляю, как и что, но в жизни этого не испытала. Я опросила всех женщин на площадке: как проходят схватки, с каким промежутком времени. Снимали крупным планом - только лицо, я орала так, что сорвала голос. Но все получилось как надо только на десятом дубле - для меня в данном сериале это рекорд. Вообще, опыта <Волчицы> мне достаточно: вряд ли в ближайшее время стану сниматься в сериалах.

- Отчего же?

- Мечтаю сыграть в большом кино у хорошего режиссера.

В каком возрасте решили податься в артистки?

- Я собиралась стать журналисткой. Но вдруг влюбилась в молодого человека, который бредил сценой. С ним за компанию отправилась в Москву. В итоге я стала студенткой Щепки, а он - провалился.

- И когда вернулись в профессию!

- Через два года поняла, что без театра жить не могу. Семьи мне оказалось мало, я вновь пошла учиться, но уже в Щукинское.

- И как дальше сложилась ваша личная жизнь?

- Отлично! У меня самый лучший муж во всей Вселенной Дмитрий Жойдик - актер тетра Р.Виктюка.

- Роман Виктюк легко отпустил вас в сериал?

- Нет, долго велись переговоры. Изначально планировалось закончить съемки в мае этого года. Но сериал набрал такие рейтинги, что пришлось дописать еще 100 серий. Так что съемки <Волчицы> продлили до декабря.

- А если еще напишут серий 50?

- Ой, нет! Это уже будет финал.

- Свой первый гонорар помните? На что потратили?

- Первые деньги я заработала лет в 13. В Перми - это мой родной город - я была моделью. И мне предложили представить на автовыставке новую модель <Пежо>. На заработанные деньги купила плеер.

- Сейчас чувствуете себя обеспеченной?

- Не совсем, позволить себе не работать не могу. Приходится заботиться о родных, к тому же в Москве я снимаю жилье. Но надеюсь скоро купить квартиру.

- Отдыхать успеваете?

- Стараюсь. Раньше приходилось откладывать деньги, чтобы поехать куда-нибудь. Сейчас в этом плане проще. Мне постоянно нужны новые впечатления, эмоции - не могу без этого. Последнее потрясение - Лиссабон. Часа полтора сидела на берегу океана, чувствуя себя песчинкой и размышляя о жизни. Недавно вырвалась к друзьям в Ялту на пять дней.

- На улицах вас узнают?

- Да, в метро уже вообще ездить не могу. Когда выхожу на улицу, надеваю темные очки, кепку. На рынках начинается настоящее шоу! Обычно ухожу оттуда с огромными пакетами всякой снеди, которую мне просто надарили.







Интервью

COSMOPOLITAN. январь 2008

Мария Казначеева стала актрисой в Москве и сыграла главную роль в сериале РТР "Волчица". Сейчас она играет в театре Р. Виктюка и путешествует по миру. При этом поддерживает дружбу со всеми пермскими подругами и друзьями и души не чает в друзьях-однокурсниках.

- Я родилась в Екатеринбурге и 3 года там прожила. Единственные воспоминание о том периоде - это в синюю клеточку шторы и решетка, за которую я постоянно пыталась выкарабкаться. Как потом поняла, это были перегородки моей кроватки. Потом моего папу пригласили работать в пермский ТЮЗ, и мы переехали туда, нам дали 3-хкомнатную квартиру в центре города. Меня отправили в детский сад. Помню, как я гуляла во дворе в красном комбинезоне до полуночи, а папа выглядывал в форточку и кричал грозным голосом на весь двор так, что все очень пугались: "Маша, домой!" И я бежала на 5-ый этаж домой, потому что понимала, что иначе будет строгое наказание. Пару раз я заводила в подъезде рядом с квартирой щенят (у меня аллергия на собак, поэтому в доме держать их я не могла), носила им еду, стелила коврики, приручала их, за что меня родители наказывали. Зато у меня были рыбки и черепаха Феня, которую недавно я забрала у своей сестры из Нижнего Тагила, где живет моя вторая бабушка, - ее дочь, моя племянница, все время пыталась наступить на черепаху. И я забрала ее, она до сих пор слоняется со мной по всем общежитиям, квартирам, командировкам, гастролям. Потом я пошла в школу…

- Случайно не в 11-ую?

- В 11-ую!

- А там Гавр из "Камеди клаб" учился, у нас с ним недавно было интервью!

- О, мы с Гавриком Гордеевым с тех пор знакомы. Я училась на класс старше - он был в меня влюблен. А меня все время приглашают в КК, но я все никак не соберусь. Я даже один раз пообещала, они мне сказали, что придумали шутку по поводу "Волчицы", а я не пришла!.. Он же женился, у него ребенок. Помню, мы ходили в серой форме, я еще любила всякие разные фенечки на руке носить. А еще в нашу школу приходили на экскурсию важные гости, и меня все время снимали с урока, чтобы я провела экскурсию по музею Дягилева. Я училась в купеческом классе, при том что склонности к математике у меня никакой, так что, видимо, эти экскурсии оправдывали мое незнание математики.

- После школы ты поехала в Москву.

- Когда я приехала в Москву в 16 лет, мне казалось, что все вообще мне подвластно в этой жизни. Что, конечно, меня такую замечательную и талантливую все ждут с распростертыми объятиями и мне море по колено… Вообще первый раз мы приехали в Москву всем классом на 850-летие с нашим замечательным директором и Гавриком Гордеевым - нас самых-самых детей взяли и повезли сюда. Тогда Москва произвела на меня колоссальное впечатление: мы ездили на Бородинское поле, ели гречневую кашу, ночевали в палатках. А мне всегда всего было мало, я понимала, что Пермь - это замечательный город, замечательные люди. Но я пришла сначала поступать в наш театральный институт в Перми - набирали как раз Выходовы, Олег и Лида, заслуженные актеры, которые работают в Пермском драматическом театре. Для меня они дядя Олег и тете Лида. Они заканчивали в свое время Щукинское училище. По распределению когда-то попали в Пермь и до сих пор там и живут. И они мне сказали: "Попробуй поехать в Москву, если нет - возьмем тебя к себе". Переделали мне чуть-чуть программу - и я поехала. Я поступила и к Гончарову в ГИТИС на режиссерско-актерский курс, в Щепку - на актерский, у Табакова я дошла до конкурса и документы уже лежали во МХАТе. И у меня, конечно, была жуткая истерика, когда я не прошла во МХАТ. Хотела поступать, конечно, только в Щукинское, потому что меня настроили, что это лучшее училище в мире. И я впоследствии в этом убедилась. Потом Табаков сказал мне: "Маша, не волнуйся, отучишься курс в Щепке, потом у меня освободится место, и я тебя возьму…" И я стала студенткой Щепки.

- А ты же хотела стать журналистом.

- Хотела, но не дошла до МГУ. Недавно первый раз побывала в парке МГУ, в ботаническом саду замечательном - мне очень понравилось. Но как-то меня актерская профессия приняла, и я решила, что буду актрисой.

- А в чем разница между Щукой и Щепкой?

- Она колоссальная! Это две противоположные школы. Если мы показываем этюд "Осень" в Щепкинском училище, то надо принести с собой мешок листьев желтых на выгородку, маленькую декорацию. Ты полчаса выгораживаешь себе место действия, этюд показываешь полторы минуты - тебя останавливают. Если играешь Шекспира или Островского, то я обязательно должна быть декорация соответствующая, костюмы того времени и по-другому никак быть не должно, нельзя пользоваться реквизитом студентов - все должно быть только свое. А в Щуке любой этюд ты можешь показывать в джинсах на голой площадке и делать при этом все, что угодно. Поэтому, как мне кажется, щукинские студенты более готовы ко всему, к любому режиссеру, условиям, они более смелые, более наглые, пусть будет так. В Щуке нет момента расслабления, такого, что тебе помогают, в щуке я пахала действительно 24 часа в сутки. Но это было 7 лет назад - целая жизнь прошла с тех пор!

- А что за это время важное для тебя произошло?

- Самые важные пункты мне предстоят - я все равно нахожусь всегда в такой позиции, что все еще впереди, что это все маленькие ступеньки, которые куда-то ведут. Но по факту год я училась в Щепке, потом в Щуке, навлюблялась за это время. Раньше я влюблялась только в людей, которые старше меня и которые не касаются актерской профессии. Мне казалось, что, общаясь с ними, я не выпадаю из реальности. А потом я поняла, что мне вообще больше ничего не интересно кроме профессии и я хочу общаться только с актерами, да. И начала общаться с однокурсником. Но сейчас я думаю, что надо опять как-то выруливать, потому что я поняла, что больше ничего не вижу кроме театра и кино. А жизнь, она такая замечательная и многообразная.

- А хочется попробовать себя кем? Ты бы с удовольствием сейчас побывала в шкуре журналиста?

- Я об этом думала, думала о ТВ. Но это все равно все ответвления актерской профессии - и ТВ, и журналистика. Я бы, наоборот, пошла, к примеру, в дантисты и лечила бы людям зубы. Мне хочется попасть вообще в абсолютно другую реальность и понять, как живут нормальные люди. И мне кажется, у меня бы это получилось, и я бы с увлечением этим занялась. Люди же лечат зубы целыми днями рот за ртом… Может быть, я это и сделаю когда-нибудь! Не знаю, не знаю. С другой стороны, актерская профессия такая неисчерпаемая, здесь можно до бесконечности совершенствоваться и развиваться.

- А как ты попала к Виктюку?

- После того как закончила Щуку мой молодой человек - артист Ленкома - репетировал у Виктюка. И шел конкурс на главную героиню Елену в спектакль "Сон в летнюю ночь", который ставил Игорь Селин, питерский режиссер. Он мне сказал, я приехала, попробовалась, начала репетировать. Потом пришел Роман Григорьевич и посмотрел 1-ый акт, а у него актриса одна ушла в декрет; он предложил мне сначала одну главную роль в спектакле "Давай займемся сексом". Я сыграла эту роль в Киеве, это был срочный ввод. Было жутко страшно: 3-хтысячный зал, я играла на 3-метровой кровати, находилась наверху, а партнеры внизу. Свет в лицо, ничего не видно было, и всю трясло. Но говорят, что неплохо сыграла, хотя удивляюсь, как! После этого Роман Григорьевич ввел меня в еще один спектакль - "Последняя любовь Дон-Жуана". А сейчас я наконец-то репетирую "8 женщин". Виктюк очень тонкий психолог, он видит людей насквозь, меня это поражает - он очень непосредственный, очень чистый. Но самое главное, он и женскую психологию настолько чувствует и понимает… Как актера сначала он тебя уничтожает полностью, а потом поднимает - и ты гениальна.

- Тебя он уже уничтожил?

- Еще пока нет, он пока ко мне как ребенку относится. Это поскольку у нас еще только начались репетиции. Но я уверена, что предстоит. В Перми, когда мы играли в Оперном театре, он вывел меня на центр сцены - а 70% зала были все свои, мама и папа, - и сказал: "Спасибо пермской земле за такой талант". Люди начали вставать, что меня удивило, папа вообще раскраснелся, и это было очень трогательно.

- Будь ты попроще в плане воспитания, ты не получила бы такого успеха в Москве, все-таки Дягилевская гимназия дает о себе знать, правда?

- Конечно, бесспорно, но основное вложили родители. Тот стержень… Потому что моя семья очень строгая, интеллигентная, и я росла в довольно жестких условиях. Это я в Москве, уже когда одна осталась, разошлась. И то, психологически было довольно тяжело, потому что мне казалось, что можно жить только по тем канонам, по которым меня воспитывали. А потом оказалось, что нет. В 16 лет одной в таком городе! Конечно, много разных ситуаций было, но надо не переставать верить в себя, верить в будущее - и все получится в этой жизни, мне так кажется.

- А ты сначала жила в общежитии, потом вышла замуж, потом снова в общежитии?

- Нет, я сначала снимала, потом влюбилась в однокурсника и снимала комнату рядом с Мосфильмом, и хозяйка категорически отказывалась, чтобы там жила пара. И я переехала в общежитие. Правда, сходила в ректорат и выбила нам отдельную комнату. Это общежитие Гнесенке на "Полежаевской" - там один этаж арендует Щукинское училище.

- И как тебя романтика общаги?

- Отвратительные условия конечно… Были какие-то грибы в туалете, безумный осетинский курс, который отмечал национальные праздники. Ингуши один раз притащили живого барана на кухню, он визжал, и они отрезали ему голову - у них был какой-то национальный праздник! Это было жутко. Утром ты просыпаешься, соседи на виолончели с 7 утра начинают тренировки, невозможно уснуть, быстрее уходишь учиться… Но вообще студенческие годы - это замечательно. После Щепки, после мужа мне казалось, что я очень сильно повзрослела, потому что он был намного старше меня, круг общения тоже был взрослый, и мне казалось, что я превратилась в такую тетеньку, ходила на каблуках, красилась. Когда я поступила на 1-ый курс Щуки, я на всех смотрела свысока и думала: "Боже, что за детский сад". Потом все слетело с меня, и я быстро превратилась в ребенка, чему я очень благодарна: пришла к себе.

- А пока училась, были разочарования в себе?

- Все через это проходят. Я помню, мне всегда давали играть взрослых тетенек, там, графинь различных, а я всегда мечтала сыграть Джульетту. Но поскольку на курсе я была самая длинная, то в дипломном спектакле пятеро моих однокурсников играли моих детей, а я играла их маму. Вот это мне не очень нравилось, и в самостоятельных отрывках я пыталась брать роли молодых девочек.

- А в кино у тебя сейчас есть съемки?

- Есть предложения в сериалах сниматься, но после полутора лет съемок в сериале "Волчица" я не хочу больше сниматься в сериалах. Я очень устала от них, потому что это сильно отличается от профессионального кино. Я снималась еще на 4 курсе у В.Г. Огородникова, и это была колоссальная разница с сериалом: мы по 4 часа репетировали одну сцену, которую снимали 1,5 минуты. А в "Волчице" все шло с одного дубля. 12 часов в день съемок, люди спешили домой и большинство на съемочной площадке не имело отношения к профессии. За полтора года сменилось 5 режиссеров, и каждому я объясняла, что произошло с моей героиней и почему она не может себя вести так, и т.д.

- А что-то хулиганское совершала, были стычки с режиссерами?

- Если реквизит не тот приносили или кто-то что-то путал, тогда я очень сильно начинала повышать голос, скажем так. Но я понимала, что меня не снимут с роли! Просто я не люблю в людях нечестного отношения к работе, если я честно отношусь, то неудобно, если кто-то рядом относится к ней иначе. В отношении педагогов - нет, а однокурсников - да. Это были такие внутренние перипетии во время репетиций.

- Скажи, а что студенты театральных вузов умудряются репетировать по 24 часа?

- Ты приходишь: в 8 утра - сценодвижение, в 9:30 - лекции, с 12:00 до 17:00 - мастерство, с 17:00 до 20:00 - другие лекции. Официальное расписание с 9 до 9, а потом задают кучу заданий, и ты понимаешь, что нужно репетировать. И все остаются на ночь в училище, расписывают аудитории, потому что Щукинское училище очень маленькое. Все аудитории заняты, ты спишь час на диване возле ректората, стучишься в аудитории и говоришь: "Ребята, ваше время закончилось". - "Нет, еще 15 минут…" А в 6 отрывается метро, и либо ты едешь досыпать и не идешь на утренние лекции, либо ты ждешь лекции и в 8 часов на них приходят 3 человека, и один из них не спит. И все сидят и смотрят Рембрандта, и невозможно при этом не спать, потому что слайды на стене и темно в комнате. Еще при В.А. Этуше там училось очень мало народу - 120 студентов и 50 педагогов. А сейчас Щука превращается чуть-чуть в ГИТИС, потому что новый ректор Князев набирает платные курсы. Я считаю, что нельзя этой профессии учиться за деньги.

- А ты наработала штампы за время обучения?

- В жизни я их не использую - стараюсь не смешивать профессию и жизнь. Во-вторых, щукинская школа - это школа импровизации - когда ты не знаешь, как ты будешь играть. И потом это в особенности проверяется: когда берешь текст и не знаешь, как его будешь играть, и играешь по наитию - выходишь на площадку и делаешь для себя самой неожиданные вещи. Меня больше всего поражает, когда актеры отыгрывают сценки перед зеркалом! Мне кажется, это неправильно - должно все идти, конечно, изнутри. Потому что каждый раз у тебя и твоих партнеров разное настроение, и Роман Григорьевич на одной репетиции может говорить одно, на другой - другое. И штампы не спасут.

- А что-то похожее на ступор на сцене у тебя случалось?

- Я всегда очень волнуюсь перед спектаклем. И с утра ты встаешь и все время думаешь о спектакле в этот вечер, и что бы ни происходило в этот день, у тебя все равно объект внимания - твой вечерний выход на сцену. А один раз на сцене в спектакле мы с партнершей, по сценарию, должны были выпивать вино - тост за тостом... Обычно в бутылку наливают вишневый сок, а тут… Я поднимаю тост, делаю глоток и понимаю, что это вино. Со сцены я не могу уйти - и в результате с партнершей мы напиваемся, первый акт играем очень тяжело. Вот тогда в антракте я очень сильно кричала на первокурсников, которые готовили нам реквизит и решили подшутить так над нами. Вот тогда мне было очень тяжело собраться на сцене: оказалось, гораздо сложнее играть чуть выпившую в пьяном виде, чем, являясь трезвой, играть чуть выпившую. А вообще каждый раз новые зрители - я всегда волнуюсь.

- Не собираешься ли посвятить себя семье, детям?

- Детей пока не хочу. Собираюсь ли? Надо сначала встретить достойного молодого человека - это, наверное, самое главное, - от которого я захотела бы детей. Потому что пока не встретила, пока все для себя. Потом я очень боюсь этого момента. Я очень люблю детей, еще когда была в детском саду, мечтала стать воспитательницей. Мне безумно нравилось с ними общаться. Но я понимаю, что с того моменты, как появится ребенок, я знаю, что буду отдаваться ему полностью и каждую секунду о нем думать. Моя жизнь больше не будет принадлежать мне… Понимаю, что этот момент все равно приближается, и мне хочется все равно сначала встать на ноги. Профессия у нас такая жестокая в этом смысле: попадаешь если в струю, то лучше из нее не выпадать, как в театре, так и в кино, - ну, уйдешь, и найдется замена. Не знаю, мне кажется надо сначала занять свою нишу, а потом иметь право уйти на год из профессии. А я бы хотела, если рожу ребенка, уйти на года, на два, на три. Потому что меня родители отдали в полтора или 2 года в детский сад. Но это я только теоретически рассуждаю.

- Если приедешь в Пермь, то куда первым делом направишься?

- Сначала домой: целый вечер в беседах. Потом я всегда обязательно иду в школу. Раньше я вообще приезжала - звонила классному педагогу и собирала весь класс. Все меня благодарили, потому что говорили, что сами бы они не собрались. А мне безумно хочется всех видеть: вдруг там рождаются дети у моих одноклассниц и они превратились в каких-то блондинок или жгучих рыжих женщин и вышли замуж… Мне это всегда было интересно, потому что в памяти они у меня остались девочками, которых дергали за косички. Помню, у нас в классе была девочка, Катя Гладышева, у которой была коса ниже попы. А я все время сидела с мальчишками сзади, я вообще всегда общалась только с мальчишками - они как-то попроще, и мне казалось, что если уж я такая сложная, то лучше общаться с людьми, которые полные противоположности. И мы всегда сидели сзади, и все время смотрели на эту косу и мечтали, что мы ее обрежем. И теперь, когда я приезжаю, спрашиваю: "Ну что она постригла свою косу!" Нет. "Ничего себе!" Сейчас у нее коса ниже колен.

- А в чем ты сложная?

- Не знаю… Я как-то все не просто воспринимаю… Вообще я понимаю, что сейчас в 25 лет я бы уже не рискнула поехать из Перми в Москву. Хотя вот в прошлом году однокурсница, близкая подруга, из Парижа звала в Сорбонну - была возможность поступить бесплатно. Я бы рвала, и то тогда меня сдерживали мой молодой человек, и Виктюк, конечно… Не знаю, в чем сложная… На начальном этапе мы все не сложные… Мне кажется, что я очень требовательный человек. У меня к себе очень высокие требования - и к людям завышенные. В основном я дружу по 10 лет, с девочкой, с которой мы в детском сад ходили и были одноклассницами в Дягилевской гимназии (она, кстати, тоже сейчас живет в Москве в соседнем доме), мы дружим 22 года. Эти люди помогут в любой ситуации, как и я им. Но что касается мужского пола, я, наверное, слишком требовательна к мужчинам. Мне нужно, чтобы мужчина всегда оставался мужчиной в любой ситуации, и чтобы у человека не было дна - чтобы он был бесконечно мне интересен и мог бы меня всегда удивлять, чтобы он был сильнее меня во всех ситуациях. Это как кроссворд - нужно, чтобы он не заканчивался, чтобы разгадывать. Я вот пока разочаровываюсь в людях. Хотя со всеми остаюсь в хороших отношениях.

- А ты очень обидчива?

- Я, конечно, очень ранимый человек, но внутри все держу. Внешне вида никогда не показываю.

- А мы не договорили про твой любимый уральский маршрут. Так куда ты направишься, уже после того как заглянешь в школу в Перми?

- Она находилась на ул. Пушкина, я прям ее вижу сейчас, вижу баню №2, куда мы ходили каждую неделю и мылись там ,когда не было горячей воды, Парк Горького замечательный, где проходили наши уроки физкультуры и где я каталась на коньках, бегала по стадиону каждое утро… Все-таки я считаю Пермь родным городом, потому что в Свердловске у меня прошло бессознательное детство. На "Уралмаше" я жила в Свердловске, там у меня сейчас бабушка с дедушкой, который я очень люблю - к ним поеду. У меня вообще один и тот же всегда маршрут: я летаю в Пермь, потому сажусь в поезд и еду в Екатеринбург к бабушке с дедушкой. Оттуда 4 часа на автобусе до Нижнего Тагила ко второй бабушке - провожу там 2-3 дня, чувствую себя ребенком, любимой внучкой, отъедаюсь блинами и всякими домашними прелестями. Но я очень благодарна своим родителям в том, что они в детстве были очень заняты и я себя чувствовала одиноким ребенком - мне сейчас это очень помогает, Потому что приехав в Москву в 16, мне было легко и не хотелось уткнуться в жилетку. Хотя иногда я писала трогательные письма. Но в целом это такая закалка с самого детства.

- А что ты любишь?

- Я стараюсь каждый год путешествовать по миру. Допустим, в прошлом году я была в Португалии. В каждой стране я ищу новые ощущения, потому что здесь чувства за год притупляются, тем более Москва суетливый город, и ты часто не понимаешь, что с тобой здесь происходит. Еду путешествовать не по путевкам, а с друзьями, например, автостопом по Франции, Испании, Португалии. И я всегда ищу такое место на природе, где я действительно могу остаться одна. В прошлом году это было в Лиссабоне: это был такой скалистый выступ над океаном, где я просто села, смотрела на океан и понимала, что все настолько не нужно, все настолько проходящее, и что ты на самом деле ничего из себя не представляешь, ты маленькая песчинка в этой жизни. Когда я это понимаю, тогда я сразу хочу еще целый год работать и пытаться-пытаться куда-то прорваться дальше. Или на Байкале я тоже ощутила себя на краю цивилизации и очистилась. Тогда понимаю, Что природа останется, а мы все умрем. И от этой мысли хочется жизнь! А Москва мне нравится тем, что здесь нет потолка, и ты можешь бесконечно идти вверх, все зависит только от тебя - насколько у тебя хватит сил и желания завоевать новые высоты.

_________

- Я была всю жизнь с длинными темными волосами. Мне никогда не разрешали стричься сначала родители, потом - театральный институт, там положено, чтобы все девочки были с длинными естественного цвета волосами. Потом я закончила институт - и сделала милирование, у меня были длинные белые волосы. Потом приехала на "Волчицу", и продюсеры сказали, что все отлично, но волчица не может быть блондинкой. Меня покрасили в черный цвет. А после сериала я коротко постриглась и покрасилась полностью в белый цвет, походила так месяца 4, потом очень пожалела. Это тяжело: у меня быстро растут волосы, через 5 дней уже видны черные корни - надо снова идти красится, свой пигмент очень темный и белый цвет быстро превращался в такой желтоватый. А я не люблю бесконечно ходить по салонам красоты - мне надо встать, быстро сделать красиво и пойти. И я вернула себе свой цвет волос, чему очень довольна сейчас.







Интервью

Газета "Антенна"

Ради "Волчицы" Мария Казначеева стала брюнеткой

Родилась 17 сентября 1981 года в Екатеринбурге, отец - театральный художник, мама была театральным режиссером. Окончила в 2005 году Щукинское училищ в Москве, работает в театре Романа Виктюка, играет в спектаклях "Последняя любовь Дон-Жуана" и "Давай займемся сексом". Муж - актер Ленкома Дмитрий Гизбрехт. Как и ее героиня Настя, Мария Казначеева была замужем за любимым и богатым человеком, но если у Насти судьба отняла размеренную жизнь в сказочно богатом доме, то Мария отказалась от нее сама.

- В 16 лет я поехала поступать в Москву в театральные вузы. Поступила в Щепкинское училище, отучившись три курса, не на шутку влюбилась и за год до окончания училища все бросила и вышла замуж.

- Неужели чтобы выйти замуж, обязательно учиться бросать?

- Он был состоятельный человек на двенадцать лет старше меня. Это была настоящая любовь. Первая. Сильная. И я считала, что рождена для семьи, для того, чтобы быть женщиной и матерью, а учеба, игра в театре или в кино меня не сильно и волновали. К тому же уход из "щепки" был основным условием мужа. Пожив два года домохозяйкой, я поняла, что без театра жить не могу, и заново пошла учиться. Решила поступать, как это у актеров принято, во все театральные вузы, но в "щуке" профессор Михаил Борисов сказал на прослушивании, что пропускает меня сразу на третий тур и попросил больше никуда не поступать… И учеба меня совершенно захватила!

- К "щуке" муж отнесся лояльнее, чем к "щепке"?

- Муж вытерпел полгода, а потом мы развелись. Я же вообще не появлялась дома: в театральных вузах же огромная нагрузка, там учатся, репетируют круглосуточно.. До этого жила его жизнью, ездила с ним на встречи, дружила с его родителями, в выходные мы всегда вместе ходили по ресторанам и клубам. Я стирала, готовила три раза в день, сама делала суши... Не подумайте, что меня заставляли - было счастьем делать это для мужа. Это замужество было прекрасными долгими каникулами. Я ни до, ни после него не жила настолько спокойной жизнью: с детского сада была записана во все кружки, начиная с лепки глиняных игрушек и заканчивая шитьем, каталась на коньках и ходила в музыкальную школу, с тихого часа мама по морозу тащила меня в хор… И в школе жизнь была бурной, напряженной, и в "щепке"… Пауза в водовороте дел мне очень понравилась, но сильно затянулась, я пересидела дома - и поняла, что не могу быть домохозяйкой и хочу всего в жизни добиться сама.

- Тяжело было менять жизнь состоятельной домохозяйки на студенческую?

- Я была среди 16-17-летних однокурсников такой "тетей фифой". Меня привозили и увозили на машине, я ходила на каблуках и основательно красилась. Ведь общалась с друзьями мужа, владельцами различных заведений, с их женами, которым было около тридцати. И самое страшное, что сама начала ощущать себя тридцатилетней. Но за четыре года института лишние годы "рассосались", сейчас себя ощущаю лет на шестнадцать, и чем это кончится, даже не знаю! Но в Киеве на студии считаюсь большим ребенком.

- Приятно?

- Не то слово! Я же рослая, крупная, поэтому в институте играла всех мам и теток. В дипломном спектакле по Арбузову была сорокалетней женщиной, пять однокурсников были моими детьми, я все время пила вино и, смоля цыгарку, вспоминала войну. Когда Виктюк дал роль шестнадцатилетней девочки, я летала, как на крыльях. Настя в "Волчице" тоже все-таки наивная девушка, а не матрона с богатым жизненным опытом.

- Кстати, как вы в "Волчицу" попали?

- Меня порекомендовала наш педагог Анна Леонардовна Дубровская. Пока мы учились, нам говорили: "Ребята, нужно как можно больше играть сейчас, ведь потом вы попадете в театр, где будете долго-долго сидеть в массовке". И я так переживала, что буду сидеть без работы! Но мне повезло: придя в ноябре в театр к Виктюку, я сразу стала играть две роли. Через два месяца, в ноябре, меня вызвали на пробы на главные роли сразу в три проекта! Один сериал, "Все включено", снимается сейчас в Киеве. Для съемок в другом - "Танго втроем" - надо было бы на год уехать сниматься в Аргентину. Я выбрала третий, "Волчицу", потому, что с этих съемок я могу ездить на гастроли с театром…

- То есть и в Киеве снимаетесь, и с театром Виктюка на гастроли ездить успеваете?

- Да, причем сначала пробы на "Волчицу" я проходила в Москве. Потом спросили, не могу ли я в такие-то дни приехать показаться еще и в Киеве. А я именно в эти дни ехала в Киев с Виктюком! Это были мои самые первые гастроли, и несколько человек из съемочной группы были на моем первом спектакле. Потом, хотя мне режиссер Бата Недич сказал, что я подхожу, я приезжала на пробы еще раз пять: мне искали мужа, потом подбирали актрису на роль Кэт. И все это время я была блондинкой, а когда приехала шестой, сказали, что на украинском канале "Интер" считают, что Настя должна быть брюнеткой - и мы помчались в салон меня перекрашивать.

- Переживали?

- Если надо, я и налысо побреюсь.

- Если вернуться к переходу от роли богатой дамы к роли бедной студентки…

- Сначала я снимала квартиру, потом комнату, на четвертом курсе переехала в общежитие, потому что там жил мой нынешний муж Дима: я замужем за бывшим однокурсником, мы уже три года живем в гражданском браке. На первых порах бывший муж помогал, потом начала подрабатывать сама - вела программы в клубах, Снегуркой была, разумеется. Тяжело было отвыкать - во всех смыслах. Но я сама этот путь выбрала.

Знакомилась с Волчицей Елена ФОМИНА

"Волчица" "Россия"

будни вечер







Интервью

Газета "Жизнь"

-"Волчице" сменили имидж "Жизнь…" помогала подбирать наряды для главной героини сериала АЛЕНА МЕДВЕДЕВА,

-События в полюбившемся сериале "Волчица" ("Интер") круто повернули в другую сторону.

-Главная героиня Настя в борьбе за свою любовь переехала к влюбленному в нее егерю Михаилу. А когда барышня уже в статусе молодой мамы вернулась из деревни в город, ей понадобилось срочно обновить летний гардероб. Художник по костюмам со своим ассистентом ТО "ОПАЛ", с исполнительницей главной роли Марией Казначеевой, а также "Жизнью…" в качестве "независимого эксперта" поспешили в киевские магазины за нарядами.

-Сложности

-Прежде всего, мешала ограниченность во времени: из-за напряженного съемочного графика на все про все было около двух часов. Остановились на одном из торговых центров, где, не выходя из здания, можно выбрать кучу одежек, а к ним - и туфли, и аксессуары.

-Все три женщины рассеялись по залу. Актриса передвигалась от стеллажа к стеллажу, но после ее оценки "копилка" вещичек для примерки пополнялась куда менее интенсивно, чем даже после придирчивой оценки специалистов.

-Ничего бы из этого не купила, - комментировала "Жизни…" Мария. - По магазинам ходить ненавижу. В России стараюсь одежду не покупать, а если делать это - то в другой стране, ведь я часто путешествую. Отдаю на это день, но закупаю себе все на весь год. Здесь в магазинах много примитивных и обычных вещей, а мне это не нравится, люблю чувствовать в одежде индивидуальность. И если только мне что-то очень нужно, я пойду в магазин. К примеру, порвались брюки, надо срочно заменить… Иду и покупаю.

-Примерка

-Наконец, огромный ворох вещей понесли к примерочным. И понеслось: юбки - в гармонию с блузками, брюки - с маечками и наоборот… Из сарафанов вообще ни один не подошел! Фигурка у актрисы - что надо! Одежда нужного размера садится практически идеально. Заметно, что Казначеева отдает предпочтение одежде красных тонов.

-Да, красный - мой любимый цвет, - отмечает Маша.

-К тому же, красный очень выгодно смотрится в кадре, - включается в разговор художник по костюмам Валерия Журавлева. - Героиня должна быть яркой и заметной, а не бежевым пятном.

-У каждой женщины при походе по магазинам - свой бзик: кто-то любит сумки, кто-то - нижнее белье, а иных хлебом не корми, а дай себя косметикой порадовать. Что особенно радует тебя? - поинтересовалась у актрисы "Жизнь…".

-Головные уборы очень люблю, - призналась Маша. - Шляпок дома - море всяких, даже с огромными полями. Все покупаю за границей.

-В итоге купили четверо брючек, одни бриджи, блузку, несколько маечек и пиджаков, да пяток юбок.

-Обувь

-Теперь дело стало за обувью и сумками.

-Моя Настя сейчас уже почти совсем разута, - посетовала Маша "Жизни…". - Обуви моего размера, как видишь, в магазине очень мало, а ведь она должна сочетаться и с одеждой, и с аксессуарами. Сама я, подбирая обувь и сумочку, тон в тон не выдерживаю. Не очень аккуратно ношу обувь, поэтому, как правило, она не очень долго мне служит. При ее выборе для меня главное, чтобы она была удобной и не напрягала.

-Вообще в одежде предпочитаю спортивный стиль. Кроссовки, джинсы, кепка, рюкзак - это идеальная одежда для меня.

-Валерия побежала за сумками, и пока Мария мерила обувь, предлагала ей разные варианты. В итоге остановились на двух: коричнево-бежевой и белой.

-В отличие от одежды, - пояснила Лера, - сумки не должны "забирать" на себя зрительское внимание. Отвлекаясь на яркое пятно, зритель может отвлечься от сути событий в кадре, что недопустимо. Плюс - учитываем сочетаемость сумок со стилем героини. Одежда Насти раньше соответствовала классическому, а сейчас сюда добавляются элементы кантри.

-Из восьми пар обуви Маше подошло четыре: Настя Морозова опять осталась без элегантных тапочек для дома и пляжных шлепанцев.

-Все, все, - заторопилась к выходу Казначеева, когда ей на мобильный сообщили, что за ней приехала машина и пора ехать на съемку. А костюмеры, собрав покупки, пошли расплачиваться.







Интервью

- МАРИЯ КАЗНАЧЕЕВА ВСЕГДА ВЛЮБЛЕНА

- Вот уже год, как Мария Казначеева, в недалеком прошлом - выпускница Щукинского театрального училища, а ныне - актриса театра Романа Виктюка - вынуждена ходить по Москве в кепке и темных очках. Иначе поклонники "Волчицы" - ее героини в одноименном популярном телесериале на канале "Россия" проходу не дадут. Чернобровая уралочка Маша (родом актриса из Екатеринбурга, а выросла в Перми) и не предполагала, соглашаясь на роль наивной Насти Морозовой, какие изменит ее жизнь российская фабрика грез. Маша буквально живет на колесах! В один из ее приездов в столицу нам удалось встретиться с восходящей российской телезвездой.

- Маша, расскажите, как Вы попали на роль Волчицы? И как Вам удается на протяжении двухсот серий сохранять такой шекспировский накал страстей? Уральский характер, наверное, помогает?

- Съемки уже должны были начинаться, а актрису на роль жены главного героя так и не нашли. Как мне потом рассказали, во мне режиссер и продюсер углядели удачное сочетание стервы и дурочки (начинала я роль с образа наивной девушки, верящей всем и каждому, а заканчиваю - стервой, способной "построить" кого угодно).

- Всех ли удается "строить" на площадке? Как складываются отношения с постоянными партнерами?

- По-разному. Например, с актером Михаилом Мамаевым (он играет моего экранного мужа, Андрея) мы вне площадки практически не общаемся. Зато замечательные отношения у нас сложились с моим главным "врагом" - Виктором Вержбицким (известен по роли повелителя тьмы Завулона в "Дневном" и "Ночном дозорах" - прим.авт.). Виктор научил меня стольким премудростям нашей профессии…

- Но вас же уже в институтах научили - Вы начинали учиться в Щепке, потом прервали учебу и уехали в Петербург, а затем снова поступили на первый курс , но уже Щукинского училища…

- Да, моя учеба заняла времени больше, чем я думала. Но я не жалею:. "Щепка" и "Щука" (так на жаргоне называют высшие московские театральные училища) - совершенно разные актерские школы. И я рада, что успела перепробовать все.

- Однако живую практику ничем не заменишь. Какие эпизоды "Волчицы" оказались самыми неожиданными?

- Сцена родов. Моя Настя рожает в лесу, рядом с любимым человеком. Моей мамы, к сожалению, давно нет в живых (я выросла с папой, он театральный художник). Так что мне пришлось опрашивать всех знакомых женщин, как достовернее сыграть - ведь мои "схватки" снимали крупным планом. Было 10 дублей - при том, что график съемок жесткий и в день обычно снимается по серии! Я вымоталась совершенно. Зато потом в Москве ко мне в магазине подошла одна женщина и сказала: "Спасибо вам за роды". И мне стало так приятно! А еще я раньше не ездила верхом, у меня аллергия на лошадей. Но по роли лошадка - моя главная подружка. И сейчас я уверенно держусь в седле.

- Маша, вы уже год практически живете в Киеве (сериал "Волчица" снимается на Украине). Украинской себя не чувствуете?

- Нет. Зато чувствую себя постоянно влюбленной.

- Не раскроете тайну, кто сейчас объект вашего чувства?

- Мой однокурсник Дмитрий Гизбрехт. У него в Германии дедушка. И, может быть, мы однажды туда поедем!

Наталия ЗАВЬЯЛОВА











Главная Интервью Фотографии Гостевая Ссылки Контакты
© 2007 Маша Казначеева. Все права защищены.
© 2007 Alexey Nikishin - веб дизайн и разработка сайтов. Реклама в интернет и продвижение сайтов.